Сокровища «Витте Лиув» («Белого Льва»)

Март 21, 2012

Если верить подсчетам, произведенным дотошными специалистами, за последнюю тысячу лет морская пучина отняла у человечества столько золота, сколько мог бы вместить в себя стадион средних размеров. И из этого гигантского объема к настоящему времени найдено и поднято на поверхность не более 10-15 процентов.
Мир приключений

Причина этого проста — морское кладоискательство далеко не всегда окупает себя. Кроме того, поиск сокровищ требует глубоких знаний по истории, навигации, геофизике и инженерному делу. Нередко это увлекательное занятие сопряжено с немалым риском для жизни. Мы не сильно погрешим против истины, заявив, что удачливых кладоискателей можно пересчитать по пальцам. Одним из таких счастливчиков является Робер Стенюи. Его имя прогремело на весь мир в 1969 году, когда группа аквалангистов под его руководством обнаружила у берегов Северной Ирландии затонувший испанский корабль, входивший в состав «Непобедимой армады».

Однажды, в который раз копаясь в старинных отчетах, Стенюи совершенно случайно обнаружил упоминание о крушении корабля под названием «Витте Лиув» («Белый Лев»). Робер хорошо знал, что в начале XVII века связь между Азией и Европой осуществлялась в основном посредством судов Ост-Индской торговой компании. Знал он и о том, что большинство из затонувших кораблей погибали на пути из Европы в Азию, то есть в их трюмах можно было рассчитывать найти груз, поставляемый в Китай и Индию. «Витте Лиув» оказался примечателен тем, что на дно он пошел на обратном пути, возвращаясь в Европу с восточными товарами.

Однажды Стенюи натолкнулся на копию судовой декларации «Витте Лиув», находящейся в голландском Национальном архиве. Согласно этому документу, затонувший корабль вез более тысячи прекрасно ограненных алмазов и сундуки с золотыми монетами. По современным оценкам, его груз оценивался в несколько сотен миллионов долларов. Оценив этот факт, Робер принялся собирать о корабле все сведения, которые только можно было достать. Разумеется, в первую очередь его интересовало место крушения.

Старые голландские хроники сообщали: «Витте Лиув» вышел в свое последнее плавание в 1613 году — в самый разгар ожесточенной борьбы между Нидерландами и Португалией за приносившую огромные деньги торговлю с Восточной Индией. Противоборствующие стороны не гнушались никакими средствами, вплоть до вооруженных конфликтов. И однажды им пришлось сойтись в яростной схватке около острова Святой Елены.

На первый взгляд, неожиданная встреча не сулила португальцам ничего хорошего. Капитан дон Иеронимо ди Алмейда в полной мере отдавал себе отчет — от гибели в данном случае могут спасти только хитрость и отвага, ведь против двух его торговых судов выступали четыре хорошо вооруженных голландских корабля. Поэтому, пока голландцы перестраивались, чтобы отрезать противнику путь к отступлению, Алмейда взял курс на маленькую бухту у побережья острова Святой Елены, приказав пушкарям приготовить орудия.

Воинственные голландцы, сознавая за собой численный перевес, не спеша приближались, заранее торжествуя победу. Однако отпраздновать ее им не пришлось. Когда их галеоны подошли на расстояние пушечного выстрела, португальские канониры открыли бешеный огонь. По правде говоря, у португальцев просто не оставалось другого выхода, ведь отступать было некуда. Видимо, канониры у капитана Алмейда не зря получали свое жалованье - каждое выпущенное ими ядро достигало цели.

Позднее португальский хронист писал об этом сражении: «Наши люди бились так, что самый большой из вражеских кораблей утонул сразу же, другой оказался значительно потрепан и вынужден был выйти из боя, ибо его полубак разлетелся вдребезги. Остальные корабли ядра так повредили, что им пришлось спешно ретироваться, оставив нашим людям полную победу в этом сражении» Тот большой голландский корабль, отправившийся на дно, согласно записям хрониста, назывался «Витте Лиув».

Итак, район поисков был обозначен. А Стенюи засел за изучение архивов и в скором времени обнаружил любопытный факт. Согласно записям одного из очевидцев, «Витте Лиув» сблизился с одним из кораблей португальцев, намереваясь взять его на абордаж, но после пушечного залпа со стороны противника получил множество пробоин и немедленно затонул на месте.

Поскольку бухта Джеймс-бей, где разыгралось сражение, во все времена являлась местом якорной стоянки, затонувший корабль должен был лежать где-то на ее дне. У него просто не было времени и возможности выйти в открытое море. А сопоставив сей факт с тем, что на современных гидрографических картах в бухте отмечались два неблагоприятных для якорной стоянки места, Робер предположил, что одним из них вполне могут являться останки «Витте Лиув».

Однако обследование этих мест с аквалангом положительного результата не принесло. На дне не нашлось ничего такого, что могло бы напоминать остов затонувшего судна. По большей части бухту покрывал толстый слой ила. Просеивая ил, группа водолазов обнаружила несметное количество консервных банок, бутылок, глиняных кувшинов, старых башмаков, обломки современной посуды, якоря других кораблей и даже несколько бочек из-под бензина.

Но охотник за сокровищами не отчаивался и надежда его не обманула — на глубине около 30 метров из-под ила показалось дуло большой пушки. В течение нескольких минут поблизости открылось еще три пушки, затем еще две. Все они густо обросли ракушками, не позволяющими рассмотреть выбитое на дуле название судна, которому принадлежали. Воодушевленные водолазы принялись искать еще какие-либо предметы с корабля, что помогло бы точно идентифицировать «Витте Лиув». Но все, поднятые с морского дна, предметы явно относились к периоду более позднему, чем 1613 год.

Эта безуспешная работа немало расстраивала Робера и всю его команду. Вскоре подоспел заказанный гидролокатор, и работы по поиску затонувшего корабля приняли новое направление. По десять часов в день исследователи следили за данными чувствительного прибора. Самописец уверенно рисовал детальный электронный портрет дна и всего, что лежит на его поверхности и в рыхлой толще ила до глубины нескольких метров. Картина получалась впечатляющей, но, увы, бесполезной.

Несколько мелких кораблей, судя по очертаниям, принадлежащих первой половине ХХ века, якоря, трубы, бочки из-под бензина, разнообразный бытовой мусор, оставленный многими поколениями жителей острова — все то же, что выуживалось из ила при ручном просеивании. О присутствии в этих местах «Витте Лиув» ничего не говорило, помимо найденных ранее шести пушек. Используя это как последнюю зацепку, Стенюи приказал поднять одну из них.

На подъем пушки ушло несколько дней, ведь выдернуть многокилограммовую громадину из толстого слоя ила оказалось не такой уж простой задачей, с которой команда благополучно справилась. Первое же, что всем бросилось в глаза - древнее орудие было покрыто каким-то странным налетом, совсем не похожим на ржавчину. Результаты лабораторного анализа показали — налет состоял из чистого перца.

Такому повороту событий очень обрадовались, ведь грузовая декларация «Витте Лиув» включала 15171 мешок этой пряности. В отличие от других специй, находившихся на судне, таких, как мускатный орех и гвоздика, перец выдержал многовековое пребывание в морской воде и оказался превосходным консервирующим материалом. Когда же пушку очистили от налета, то на ней обнаружили надпись «Витте Лиув». Теперь уже не приходилось сомневаться — где-то в слое ила под пушками находятся останки корабля.

Дальнейшие поиски показали, что если первые шесть орудий находились поблизости друг от друга, то седьмую пушку нашли в 60 метрах от них, а восьмую — в 20 метрах, причем совершенно в другом направлении. Учитывая оснащенность «Витте Лиув» тридцатью орудиями, получалось, что обломки корабля разнесло на более обширной площади, чем предполагалось изначально.

В итоге, более тщательное исследование места обнаружения первых шести пушек принесло свои плоды. Сначала из выкопанного на морском дне углубления извлекли многочисленные фрагменты битой посуды, а когда глубина ямы достигла трех метров, показались обломки судна, вперемешку с окатанными речными камнями, выполнявшими, судя по всему, роль балласта.

На сокровище наткнулись по чистой случайности — его нашли погребенным среди тонн перца, рассыпанного полутораметровым слоем. Среди изысканного фарфора особо поражали целые, прекрасно сохранившиеся вазы эпохи Мин. Помимо этого кладоискатели подняли со дна моря и другие предметы: серебряную боцманскую дудку, бронзовую масляную лампу, коллекцию экзотических морских раковин и простую оловянную посуду, которой голландская команда, возможно, пользовалась во время последнего обеда в тот роковой день.

К большому разочарованию Стенюи самое главное богатство, ради чего, собственно и затевались трудоемкие и дорогостоящие поиски — 1310 бриллиантов и сундуки с золотыми монетами, так и не были найдены. Как правило, такие ценности перевозили обычно отдельно от основного груза. Чаще всего они хранились в каюте капитана, но она, увы, не сохранилась. Позже выяснилось почему.

Робер Стенюи получил письмо от одного южноафриканского историка, интересующегося Ост-Индской компанией. К письму прилагался рапорт английского офицера, лично наблюдавшего морскую баталию 1613 года. Каждая деталь рапорта совпадала с португальскими и голландскими отчетами, за одним весьма важным исключением. Тогда как остальные очевидцы просто сообщали о затоплении корабля, англичанин уточнял: «...один из выстрелов португальцев попал в пороховой погреб «Витте Лиув» под его кормовой частью, корма разлетелась на куски и судно сразу же пошло ко дну».

Для опытного исследователя это сразу же проясняло картину. Теперь становилось понятно, почему во время погружений так и не удалось найти заднюю оконечность корабля, на которой замыкались вертикально киль, борт и подвешивался руль. Этой части просто-напросто не существовало, а бриллианты и золотые монеты, очевидно, разбросало взрывом на большой территории. Поэтому работы в районе «Витте Лиув» решено было прекратить. Впрочем, Робер Стенюи не особо жалел о неудаче. Найденные им вазы династии Мин оказались уникальными образцами китайского искусства и составили гордость коллекции Королевского музея в Амстердаме.

Источник: По материалам статьи Сергея КАРДИНАЛОВА
21/03/2012 filoli.ru

Поделиться ссылкой в социальных сетях

«Философия Жизни» — это познавательный онлайн-журнал. В нем собраны интересные статьи из разных областей жизни: культура и искусство, наука и религия, история и приключения, география и астрономия, рассказы о знаменитых людях. «ФЖ» является своеобразным путеводителем по интеллектуальной и культурной жизни. Тематический архив статей поможет легко ориентироваться в выборе интересующего материала. Сетевой журнал «Философия Жизни» может быть интересен широкому кругу читателей. Добавляйте знания
и делитесь ими!

Знаете ли вы ...
…две полиции?

Весьма любопытный факт: 29 сентября 1829 года был создан Скотланд-Ярд — штаб-квартира полиции так называемого Большого Лондона. Отметим, что лондонский Сити (финансовый центр Лондона) имеет свою полицию