Рафаэль — о творчестве Рафаэль — гуманист

Сентябрь 26, 2012
Великому художественному дару Рафаэля было суждено раскрыться в полной мере. Во-первых, этому способствовала среда, в которой будущий живописец воспитывался, с детских лет ощущая потребность в творческом самовыражении, а во-вторых, мощной подпиткой для его таланта явилась господствовавшая в эпоху Ренессанса философская концепция гуманизма.
Рафаэль

Дама в покрывале
(«Донна Велата»)

1516; 85х64 см; дерево, масло
Галерея Палатина, Флоренция

В начале XV века очагом философской мысли Италии считался город Урбино, достигший в своем развитии апогея в период правления герцога Федериго да Монтефельтро, блестящего гуманиста, создавшего здесь один из самых знаменитых в Европе центров культуры и искусства.

По свидетельству известного автора биографических хроник Веспасиано да Бистиччи (1421-1498), Федериго «представлял собой государя макиавеллиевского типа, скорее схожего с лисой, чем со львом». «Он был готов пойти на любые ухищрения, — продолжает да Бистиччи, — только для того, чтобы его бесценная коллекция картин пополнилась еще одним шедевром, а когда узнавал, что где-то — в Италии или за ее пределами — существуют уникальные книги, которые отсутствуют в его библиотеке, приказывал во что бы то ни стало доставить раритеты».

Личные собрания картин и книг герцога да Монтефельтро были открыты для посещения всем желающим, и это обстоятельство способствовало тому, что ученые и художники со всех уголков Италии направляли свои стопы в Урбино — как паломники в Мекку. С окончанием эпохи правления Федериго да Монтефельтро Урбино постепенно теряет свои позиции культурного центра. Флоренция — вот новая обитель итальянской философской мысли, не говоря уже о значении этого города в развитии искусства Ренессанса.

Однако пик «флорентийского Возрождения» приходится, главным образом, на XV столетие. По мнению историков искусства, переезд Рафаэля и Микеланджело в начале XVI века из Флоренции в Рим свидетельствовал о явном упадке тосканской столицы и начале зарождения в Вечном Городе нового культурного центра эпохи Ренессанса, совпавшего с восхождением на папский престол в 1505 году Юлия II (1443-1513) — самого могущественного церковного владыки из всех Пап и самого выдающегося покровителя искусств из всех римских правителей.

Рафаэль

Вид собора св. Петра

После смерти Браманте в 1514 году Рафаэль становится
управляющим строительством этого собора

Во время его понтификата на папский двор стекаются лучшие умы и величайшие таланты той эпохи: живописцы, скульпторы, архитекторы, литераторы, музыканты, ученые — все они встречались там и общались друг с другом. Никогда еще Рим не видел столь амбициозного соперничества, никогда еще вследствие подобной конкуренции не достигались такие ошеломляющие результаты!

В Риме Рафаэль вращается в высших художественных и литературных кругах, его друзьями становятся известный поэт, составитель первой грамматики итальянского языка Пьетро Бембо, автор эпической поэмы «Неистовый Орландо» Лодовико Ариосто, памфлетист Пьетро Аретино. Легко заметить, что среди римских друзей Рафаэля нет ни одного художника: говорить о дружбе в условиях жесткой конкуренции, существовавшей в рамках одного цеха, очевидно, не приходится. Тем не менее, Рафаэль живо интересовался творчеством своих коллег. Ревностно относясь к чужому успеху, он при посредничестве архитектора Браманте тайно проникает в Сикстинскую капеллу во время отсутствия там Микеланджело, чтобы оценить его росписи.

Гармония живописи Рафаэля

Отличительной чертой итальянского Возрождения было постепенное стирание четких границ между отдельными областями человеческого знания и искусством. Рафаэль стремится не только быть в курсе новейших достижений науки, но и пытается использовать их в своем творчестве, следуя принципам, изложенным в одном из таких трактатов выдающегося архитектора и теоретика искусства Леона Баттисты Альберти (1404-1472), в котором он проводил параллель между музыкой и архитектурой: «Те же числовые соотношения, которые делают звуки приятными для слуха, приносят наслаждение глазам и душе».

Рудольф Витковер, историк архитектуры, рассматривая фреску «Афинская школа», подчеркнул уважительное отношение Рафаэля к теории глубоких связей, существующих между музыкой и наукой: «На доске, стоящей перед сосредоточенно пишущим что-то Пифагором, Рафаэль изображает на схематическом рисунке четырех струн лиры пифагорейскую систему звуковой шкалы. Эта сцена как нельзя лучше демонстрирует разнообразие художественных интересов Рафаэля.

Рафаэль

Эскиз к картине «Мадонна Альба»

1511; 42,2х27,3 см; сангвина
Музей изящных искусств, Лилль
Каждый эскиз Рафаэля может быть назван шедевром

Особенно важен тот факт, что немного дальше Рафаэль представляет славного продолжателя исследований Пифагора — Платона, который в одной руке держит книгу, а пальцем второй указывает на небо. Рафаэль представляет собственную интерпретацию мировой гармонии, которая базируется на учении Платона, в своих философских изысканиях опиравшегося на теорию Пифагора о подчинении любой гармонии четким математическим правилам».

Бессмертное творение Рафаэля

Все творческое наследие Рафаэля из Урбино несет на себе печать античной культуры, но особой данью уважения искусству далекого прошлого явились гротески, которыми он, при активном участии своих учеников, украшает ватиканские галереи. XVI век называют золотым веком гротеска. Пережив период своего расцвета в эпоху античности, он был незаслуженно забыт.

Можно сказать, что своим возрождением он обязан как раз итальянскому Возрождению, поскольку в числе достижений этой эпохи оказались не только гениальные произведения искусства и поразительные научные открытия, но и археологические раскопки древнеримских построек, называемых гротами. От этого слова и произошло название лепных орнаментов, которыми древние римляне украшали стены своих домов, что подтвердили открытые в XV веке руины «Золотого дома» Нерона (I в.н.э.).

Чуть позже, в результате проведенных в Помпее раскопок, понятие гротеска расширилось и стало означать, помимо лепного орнамента, еще и направление в стенной росписи. Вазари объясняет: «Гротеск в живописи является видом декорации, встречающейся в античных настенных росписях, где художники изображали разных чудовищ, созданных либо по капризу природы, либо по капризу живописца. Придумывая формы, не вписывающиеся ни в какие правила, авторы этих работ могли изобразить лошадиные копыта в виде листьев, а человеческие ноги — в виде ног журавлиных, рождая таким образом самые неожиданные и экстравагантные ассоциации. Кто имел наиболее буйное воображение, тот и считался самым талантливым мастером гротеска».

Этот вид фресок порывает с рациональными принципами эстетической концепции Ренессанса. Продолжая черпать мотивы из искусства античности, Рафаэль в своей работе над гротесками руководствовался совершенно отличными от классических принципами. И здесь перед ним открывались совершенно новые горизонты.

Гротеск явил собой своеобразный бунт художников против всех существующих догм и канонов. Работая в этом жанре, живописцы подчас игнорировали не только законы перспективы, но и законы морали, с большим размахом и неуемной фантазией изображая сцены, наполненные юмором и эротикой. Так зарождалось новое направление в искусстве — маньеризм. Среди учеников Рафаэля наиболее талантливым в области гротеска окажется Джованни да Удине (1487-ок. 1564).

Великие художники, часть 38   26/09/2012 filoli.ru

Творчество Рафаэля

Поделиться ссылкой в социальных сетях

«Философия Жизни» — это познавательный онлайн-журнал. В нем собраны интересные статьи из разных областей жизни: культура и искусство, наука и религия, история и приключения, география и астрономия, рассказы о знаменитых людях. «ФЖ» является своеобразным путеводителем по интеллектуальной и культурной жизни. Тематический архив статей поможет легко ориентироваться в выборе интересующего материала. Сетевой журнал «Философия Жизни» может быть интересен широкому кругу читателей. Добавляйте знания
и делитесь ими!

Знаете ли вы ...
...запах вдохновения?

Толчком к вдохновению может служить что угодно. Так немецкий поэт Фридрих Шиллер мог настроиться на творческий лад только в том случае, если на столе в его кабинете стояла тарелка с гнилыми яблоками.